fbpx
Skip links

И так тоже было – рассказ доброго человека

Эта история приключилась с Шаломом Даварашвили, сыном одного из наших великих духовных наставников Гавриеля Даварашвили.

Произошла она в 1967 году. Приближался Песах и еврейская община готовились к празднику Свободы. Даже в Грузии, славящейся своими прекрасными межэтническими отношениями, не всегда все проходило гладко. 

Во многих местах Грузии во время изготовления мацы нередко в помещении мог находиться тот, для кого эта маца пеклась. Таким образом, заказчик мог лично удостовериться в кошерности и правильности выпечки. В Тбилиси в определенный момент такую практику отменили. Шалом Гавриелович вспоминает эту пасхальную историю, героем которой стал сам он, несколько офицеров милиции Мцхеты и начальник железнодорожной службы Тбилиси…

Я жил тогда в Гори, а моя теща, Маквала Джанашвили, – в Тбилиси. Она относилась к вопросу испечения Мацы очень бережно, поэтому попросила меня привезти из Гори 25 кг “проверенной” мацы. Разумеется, отказать я ей не мог. Все сделали при мне наилучшим образом в нашей местной кошерной пекарне. Я упаковал мацу в картонный короб и отправился в Тбилиси.

В то время поезд из Гори в Тбилиси шел ужасно медленно. Он останавливался на каждой станции, ожидание на которых было почти невыносимым, но все мы молчаливо ждали. Кто что мог сказать?!

Я оставил свою коробку в проходе, так как она не помещалась в багажный отсек под сиденьем. В дороге в тот же вагон подсели крестьяне, которые везли в столицу фрукты и овощи на продажу. Весь проход был забит до отказа всяческими коробками, ящиками, корзинами.

На станции Мцхета в вагон поднялись сотрудники милиции, которые стали опрашивать владельцев товара. В конце концов, они добрались и до меня.

Их старший спросил достаточно жестко: “Что там внутри, уважаемый?”. “Маца”, – ответил я. “Маца?!” – загадочно и настороженно отозвался он.

Он позвал помощника и приказал ему: “Стой здесь и сторожи эту коробку. Я слышал, что они добавляют в свою мацу. В Тбилиси все и проверим досконально”.

Наконец поезд пришел в Тбилиси. Всю дорогу я нервничал, мне не давали и близко подойти к моей коробке. Я уже готовился к худшему, но как по воле небес мне помог начальник железнодорожной службы Тбилиси – Копалейшвили. Милиционер из Мцхеты доложил ему: “Я слышал, что евреи замешивают в мацу кровь младенцев, и прошу вас проверить эту коробку с мацой”.

Копалейшвили опешил, после чего крайнее изумление сменилось моментальным гневом. Он закричал: 

“Вы что же с ума все посходили?! Я лично был свидетелем того, как евреи готовят мацу, как замешивают тесто, как они заботятся о чистоте и о том, чтобы ничего инородного туда не попало… Немедленно отнесите эту коробку в мою машину и скажите моему шоферу, чтобы он отвез этого человека и его груз туда, куда он захочет. И, главное, не забудьте извиниться перед ним за все!”.

Так и случилось. Позднее мне предложили подать жалобу на того офицера из Мцхета, чтобы он понес наказание за эту клевету. Но я, разумеется, отказался.